Логотип Центра бухгалтерской и юридической помощи Спектр
Логотип Центр бухгалтерской и юридической помощи "Спектр"

Телефон: +7 (473) 232-32-32

e-mail: cbuspektr@mail.ru

Адрес: г. Воронеж, ул. Варейкиса, 51

+7 (473) 232-32-32

cbuspektr@mail.ru

г. Воронеж, ул. Варейкиса, д. 51

       

Как получить квартиру сироте после 23 лет

Slider
Как получить жилье сироте после 23 лет
Slider
Как получить жилье сироте после 23 лет
Slider

ПУБЛИКАЦИИ

сентябрь 2020г

Законодательство РФ предусматривает обязанность государства предоставить жилое помещение ребенку-сироте и лицам из числа детей-сирот, оставшихся без попечения родителей, в случае если у них отсутствует помещение пригодное для проживания.

В соответствии с ст.1 и  ч. 2 п. 1 ст.8 Федерального закона от 21 декабря 1996 г. N 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» Для реализации вышеуказанного права, заявление на внеочередное предоставление жилья должно быть подано до истечения срока достижения заинтересованным лицом возраста 23 года, тогда обязанность государства предоставить жилье сироте после 23 лет сохраняется вплоть до его получения.

Данная статья посвящена вопросу: может ли сирота старше 23 лет получить жилье из специализированного жилищного фонда, при обращении после истечения пресекательного срока? Речь о ситуации, когда сирота, для включения его в соответствующий список, подал заявление уже после достижения им возраста в двадцать три года. 

В обзоре практики рассмотрения судами дел, связанных с обеспечением детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями, утвержденном  Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20 ноября 2013 года, указано следующее, цитирую: «… предоставление вне очереди жилого помещения по договору социального найма лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, носит заявительный характер и возможно при условии письменного обращения таких лиц в соответствующие органы для принятия их на учет нуждающихся в жилом помещении». Там же указано, что для реализации своего права дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, и лица из их числа до 23 лет должны встать на учет, как нуждающиеся в жилом помещении, в противном случае, они теряют указанное право.

При этом Верховный суд указал на то, при рассмотрении споров по данной категории дел, суды не должны относиться формально. Они обязаны выяснять причины по которым человек не подал в срок соответствующее заявление и в случае признания их уважительными, удовлетворять требование сироты об обеспечении его вне очереди жилым помещением.

Таким образом квартиры сиротам, которые подали заявление в 24 года и позднее, будут предоставлены, если они смогут обосновать невозможность обращения их с соответствующим заявлением, в установленный законом срок. И исходя из практики, делать это придется в суде.

Из определения Верховного суда РФ от 8 декабря 2015г. N 5-КГ15-121 и вышеуказанного обзора Президиума ВС РФ от 20.11.2013г. следует, что уважительными являются следующие обстоятельства:

— ненадлежащее выполнение обязанностей по защите прав сирот в тот период, когда они были несовершеннолетними, их опекунами, попечителями, органами опеки и попечительства, образовательными и иными учреждениями, в которых обучались и (или) воспитывались истцы;

— незаконный отказ органа местного самоуправления в постановке на учет в качестве нуждающегося, полученный в ответ на заявление поданное до 23 лет;

— состояние здоровья, которое объективно не позволяло сироте встать на учет нуждающихся в жилом помещении;

— наличие фактов, свидетельствующих о том, что сирота до достижения возраста 23 лет предпринимал попытки встать на учет в качестве нуждающегося, но не был поставлен на учет в виду отсутствия у него всего комплекта необходимых документов.

ситуация, когда сироты и лица из их числа были своевременно приняты на учет нуждающихся в жилом помещении, но впоследствии были незаконно сняты с учета.

Обзор наиболее распространенных причин, которые лица из числа детей-сирот приводят в качестве уважительных, для обосновывая включения их в список на получение жилья после достижения ими 23 лет

(а) Состояние здоровья.

Речь о ситуации, когда лицо из числа детей-сирот, по причинам связанным с физическим или психическим здоровьем до зрелого возраста требовало специализированного ухода и соответственно не могло проживать самостоятельно, что служило препятствием для реализации им своих прав. Однако, сообразно сложившейся судебной практике, после того как этим лицом было получено заключение  о возможности его самостоятельного проживания, оно не зависимо от возраста в котором получено данное заключении, вправе реализовать свое право на внеочередное получение жилья, а значит суд обяжет предоставить квартиру сироте в любом возрасте.

Примеры судебных постановлений:

— Апелляционное определение Московского городского суда от 12 апреля 2018 г. по делу N 33-9354/2018, где суд указал следующее : «Факт достижения В.М.А. возраста 23-х лет ранее вступления в законную силу ФЗ N 159-ФЗ не может служить препятствием для обеспечения ее жилым помещением в льготном порядке как лица, которое относилось к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа, и лишения ее гарантированного и нереализованного права на предоставление жилого помещения, в условиях признания ее в 2015 г. способной осуществлять самообслуживание и вести самостоятельный образ жизни и отсутствия у нее до настоящего времени жилых помещений на праве собственности или на основании договора социального найма.» 

— Апелляционное определение Московского городского суда от 8 февраля 2018 г. по делу N 33-5148, где суд удовлетворяя требование о предоставлении жилья гражданину из числа детей-сирот, предъявлено по достижении 23 лет,  указал:

«Достигнув совершеннолетия, М. по состоянию здоровья не имела возможности вести самостоятельный образ жизни, …. года из детского дома — интерната для умственно отсталых детей N… Департамента социальной защиты населения города Москвы была переведена в стационарное учреждение социального обслуживания — Психоневрологический интернат N… г. Москвы, где пребывает до настоящего времени. Данное обстоятельство объективно не позволяло М. реализовать свое право на льготное обеспечение жилым помещением. Возможность реализовать данное право у М. возникла только после вынесения заключения врачебной комиссии ГБУ ПНИ N…. года, а затем Городской межведомственной комиссией по определению возможности самостоятельного проживания и адаптации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа от…. о том, что она может проживать самостоятельно».

— а так же Апелляционное определение Московского городского суда от 2 февраля 2018 г. по делу N 33-4165, Определение Московского городского суда от 12 ноября 2018 г. N 4г/4-14201/18, Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 21 июля 2017 г. по делу N 33-4958/2017 и т.д.

(б) Ненадлежащее выполнение обязанностей по защите прав лиц из числа детей-сирот в тот период, когда они были несовершеннолетними, их опекунами, попечителями, органами опеки и попечительства, образовательными и иными учреждениями, в которых обучались и (или) воспитывались истцы.

Когда лицо по достижении 18-летия окончило обучение и стало жить самостоятельно, ссылка на ненадлежащее выполнение опекунами/попечителями их обязанностей является очень слабым основанием.

В пользу ребенка-сироты автором найдено только одно положительное решение, а именно Апелляционное определение Свердловского областного суда от 22 ноября 2016 г. по делу N 33-19866/2016.

В указанном деле гражданином из числа детей-сирот, в качестве уважительной причины пропуска 23 летнего возраста, указаны ненадлежащие действия органов опеки и учреждения в котором воспитывалась, выражающиеся в неразъяснении права на квартиру.

Суд первой инстанции отказал в заявленном требовании.

Однако апелляционная инстанция изменила решение, удовлетворив требования истца указав следующее: «Ненадлежащее выполнение органами опеки и попечительства, образовательными и иными учреждениями, в которых он обучался и воспитывался, обязанностей по защите его жилищных прав, по разъяснению ему права на получение жилья, явилось препятствием для своевременной реализации мер социальной поддержки в виде обеспечения жилым помещением и причины, по которым истец обратился в настоящее время с заявлением о предоставлении жилого помещения после истечения срока реализации права на предоставление жилого помещения, следует рассматривать как уважительные».

Судьба данного решения в кассационной инстанции – неизвестна.

При этом, в подавляющем большинстве, правоприменительная практика найденная автором настоящей статьи, указывает на то, что по вышеуказанному основанию, квартиру сироте после 23 лет не видать:

— 36 летнему Истцу, сославшемуся на ненадлежащее исполнение обязанностей органами опеки и образовательного учреждение в котором она училась, которые не разъяснили ее права о возможности постановки на льготную очередь Апелляционным определением Омского областного суда от 21 июня 2017 г. по делу N 33-4149/2017, было отказано с формулировкой, цитирую: «На момент разрешения спора истцу исполнилось 36 лет, доказательств в подтверждение обстоятельств, объективно препятствующих истцу своевременно встать на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении, представлено не было».

— Еще в одном деле Истец, достигший возраста 37 лет, в обоснование своих требований указала, цитирую: «В момент нахождения в детских воспитательных учреждениях на учет нуждающихся в предоставлении жилого помещения истец не был поставлен, должностные лица данных учреждений не предприняли необходимых действий для постановки его на указанный учет. Самостоятельно с заявлением о постановке на учет нуждающихся в предоставлении жилого помещения С. обратился в органы социальной политики только 15.02.2017, ранее он не имел возможности обратиться с таким заявлением в связи с отсутствием юридического образования и денежных средств на оплату услуг адвокатов».

Суд первой инстанции отказал Истцу в заявленном требовании. Апелляционная инстанция, в лице в лице Свердловского областного суда в своем апелляционном определении от 2 августа 2017 года, указала следующее:

«Не являются основанием для отмены решения суда первой инстанции и удовлетворения исковых требований доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы о том, что истец не был поставлен на учет нуждающихся в жилых помещениях по вине должностных лиц учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. По окончании пребывания в детских учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и до достижения 23-летнего возраста истец не был лишен возможности самостоятельно реализовать свои права и обратиться в установленном законом порядке в уполномоченный орган по вопросу постановки его на учет для получения жилья, однако данным правом не воспользовался».

Кассационным определением Калининградского областного суда от 25 января 2012 г. по делу N 33-367/2012, оставлены в силе решения нижестоящих судов об отказе 34 летнему истцу в требовании о предоставлении жилья как лицу из числа детей-сирот, по мотиву достижения последним 23 летнего возраста. В обосновании решения указано следующее:

«Доводы кассационного представления о том, что право у А. возникло в несовершеннолетнем возрасте, но органы опеки не выполнили возложенные на них обязанности и не защитили права несовершеннолетнего, не могут служить основанием к отмене решения, т.к. в силу закона это право сохранялось за А. до достижения ею 23 лет.

Исходя из года рождения А., обучение в интернате, а затем и в профтехучилище было окончено ею в возрасте 17 лет, достигнув совершеннолетия, А. каких-либо мер по обеспечению жильем не предприняла.

Более того, не воспользовалась она этим правом и в течение последующих пяти лет — до 23-х лет, когда за нею сохранялись приведенные выше положения закона об обеспечении жильем во внеочередном порядке.

В настоящее время А. уже 34 года, т.е. прошло уже более 10-ти лет.

В этой связи доводы кассационной жалобы … не могут быть признаны состоятельными, отмену решения суда, которое является законным, они не влекут».

— В схожей ситуации Свердловский областной суд в апелляционном определении от 2 декабря 2016 г. по делу N 33-21017/2016, отказал 42-летнему лицу, указав следующее:

«Доводы о том, что истец с <…> года до 2012 года не имел возможности реализовать указанное право на постановку на учет в качестве нуждающегося в получении жилого помещения по причине неисполнения органами опеки и попечительства и иными должностными лицами обязанности по защите его прав как лица из числа детей-сирот, не разъяснения ему права на обеспечение жильем и необходимости обращения с соответствующим заявлением, не являются основанием для отмены решения суда.

Так, способность гражданина своими действиями приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности (гражданская дееспособность) возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, то есть по достижении восемнадцатилетнего возраста (ст.11 Гражданского кодекса РСФСР, ст.21 Гражданского кодекса Российской Федерации).

После прекращения попечительства в <…> году в силу достижения совершеннолетия истец не был лишен возможности самостоятельно реализовать свои права и обратиться в установленном законом порядке в уполномоченный орган по вопросу постановки его на учет для получения жилья, однако данного права до 2012 года не реализовал.

Незнание истцом законодательства в сфере жилищных прав не является уважительной причиной для их неиспользования, соответственно, доводы истца об его юридической неграмотности несостоятельны».

Истица в качестве уважительной причины пропуска 23 летнего срока указала на незнание Истицы и ее опекуна о том, что у нее есть право на получение жилого помещения в качестве дополнительной гарантии по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.  Суд первой инстанции счел это уважительной причиной, однако вышестоящая инстанция, в лице Верховного суда республики Алтай, в своем апелляционном определении от 26 февраля 2014 г. по делу N 33-75, отказала в удовлетворении требований 37 летнего истца, по мотиву пропуска 23 летнего срока

— Курский областной суд в апелляционном определении  от 22 октября 2013 г. по делу N 33-2513-2013г,  отказывая в удовлетворении аналогичных требований 37 летнему истцу указал следующее:

«… законодатель, в исключение из общего правила о необходимости государственной поддержки детей, то есть лиц, не достигших 18-летнего возраста, лишившихся или ограниченных в возможности иметь содержание от своих родителей и нуждающихся по этой причине в социальной защите, распространил действие названного Федерального закона на лиц, достигших 18-летнего возраста, и предоставил им право пользоваться соответствующими мерами социальной поддержки до достижения возраста 23 лет

Таким образом, невыполнение детским домом обязанности по постановке истца до достижения 18-летнего возраста на учет, как не имеющего закрепленного жилья, не исключало возможности З. в совершеннолетнем возрасте до 23 лет самостоятельно осуществлять свои права в органах местного самоуправления. И поскольку свое право на обеспечение жилым помещением до достижения возраста 23 лет, то есть в тот период, когда истец в силу закона относился к категории лиц из числа детей, оставшихся без попечения родителей, он не реализовал, данное право после достижения им 23 лет реализовано и, соответственно, сохранено быть не может.

Объективных причин, которые бы препятствовали истцу обратиться в соответствующие органы с заявлением о постановке на учет граждан, нуждающихся в жилых помещениях, а также доказательств, свидетельствующих об отказе в постановке на учет, последним не представлено»

— Омский областной суд в апелляционном определении от 23 августа 2017 г. по делу N 33-5835/2017, отказывая в аналогичных требованиях 37 летней истцы, в качестве уважительной причины столь позднего обращения за жилым помещением, заявившей о том, что опекун, орган опеки и попечительства и образовательные учреждения ненадлежащим образом выполнили обязанность по защите ее прав и законных интересов, указал следующее:

«Судебная коллегия считает необходимым отметить, что по окончании образовательных учреждений в 2001 году З. (З.) Е.НА. еще не достигла возраста 23 лет и могла самостоятельно реализовать имеющиеся у нее права, ограничений для осуществления данных действий у истца не имелось, доказательств уважительности причин пропуска срока истцом не представлено».

— И т.д.

Из вышеприведенных примеров видно, что в ситуации, когда истец в обосновании пропуска им 23-летнего срока для подачи заявления о предоставлении ему жилья как лицу из числа детей-сирот, особенно в ситуации, когда он по достижении 18-летнего возраста не продолжил обучение, в значительном количестве случаев отказывают в удовлетворении иска, указав на то, что с момента совершеннолетия у него было пять лет (с 18 лет и до 23 лет), что бы будучи совершеннолетним самостоятельно подать соответствующее заявление.

(в) Суды удовлетворяют требования лица из числа детей-сирот, до достижения 23-летнего возраста вставшего в соответствующем учреждении на учет как нуждающееся в улучшении жилищных условий на общих основаниях, а затем, по истечение 23 лет заявившем требование о предоставлении жилья по основанию его сиротства.

Подтверждением данной позиции, служат например Апелляционное определение Верховного суда республики Башкортостан от 13 августа 2015 г. по делу N 33-13053/2015, Апелляционное определение Верховного суда республики Калмыкия от 20 ноября 2012 г. по делу N 33-4370/2012г. и т.д.

(г) Уважительным считается ситуация, когда дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также лица из их числа были приняты на учет нуждающихся в жилом помещении своевременно, однако впоследствии с такого учета были незаконно сняты.

Так Белгородский областной суд в апелляционном определении от 11 декабря 2012 г. по делу N 33-4071, удовлетворил исковое заявление лица из числа детей-сирот о внеочередном предоставлении жилья.

Обстоятельства дела: «На основании решения общественной комиссии по жилищным вопросам при администрации г. Старый Оскол и Старооскольского района Белгородской области от 24 июня 1996 года заявитель поставлена на квартирный учет в качестве лица из числа детей-сирот, оставшихся без попечения родителей, под N 22 (л.д. 50).

На основании протокола N 3 от 28 марта 2001 года истица исключена из списков очередников в связи с выбытием на постоянное место жительства в другую область (л.д. 33-34)».

Суд удовлетворил требования Истца указав следующее:

«Как установлено в судебном заседании, Ч. 24 июня 1996 года была поставлена на квартирный учет как лицо, оставшееся без попечения родителей, под N 22 (л.д. 50).

На основании протокола N 3 от 28 марта 2001 года истица исключена из списков очередности в связи с выбытием на постоянное место жительства в другую область (л.д. 33-34).

При этом сведения о том, что заявитель была извещена в установленном законом порядке о принятии указанного решения, в материалах дела отсутствуют и в обоснование возражений против заявленных требований в соответствии со ст.ст. 6, 12, 56 ГПК РФ администрацией Старооскольского городского округа не представлены.

При таких обстоятельствах, государственная мера социальной поддержки в виде внеочередного обеспечения жилой площадью истицей не реализована по той причине, что органами исполнительной власти, в компетенцию которых входит предоставление жилой площади во внеочередном порядке не ниже установленных социальных норм, не выполнены возложенные на них полномочия. Социальная поддержка в виде внеочередного обеспечения жилой площадью истицей не реализована и будет обеспечена только после предоставления ей жилого помещения».

Кроме того, сложилась следующая правоприменительная практика.

В обстоятельствах, когда лицо из числа детей-сирот, за пределами 23 летнего срока впервые подает соответствующее заявление, при том, что ранее, в вышеуказанный срок, подобные заявления были поданы в интересах гражданина администрацией учреждений, в которых полностью осуществлялось воспитание находившихся там детей, т.е. госучреждений на которых возлагалось выполнение обязанностей опекунов и попечителей в отношении их подопечных, лица из числа детей-сирот считаются не утратившими право на внеочередное получение жилого помещения.

Примерами могут выступать следующие решения:

Верховный суд РФ определением от 16 апреля 2013 г. N 89-КГПР13-3, отменил постановление суда апелляционной инстанции, вынесшего постановление об отказе лицу из детей-сирот в предоставлении ему жилого помещения, указав на правильность решения суда первой инстанции, решением которой данные требования были удовлетворены, в обоснование чего указал следующее:

«Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что суд апелляционной инстанции существенно нарушил нормы материального права, не приняв во внимание факт обращения в 1995 году в орган местного самоуправления Ярковского района за предоставлением Хамидуллину И.Я. жилого помещения администрации детского учреждения в котором он находился на воспитании (л.д. 20). Факт такого обращения имел место до достижения Хамидуллиным И.Я. 23-летнего возраста. На указанный факт истец ссылался в судебном заседании, он был принят во внимание судом первой инстанции при разрешении данного спора и вынесении решения об удовлетворении иска.

В соответствии с п.2 ст. 37 Жилищного кодекса РСФСР, в редакции, действующей на момент обращения администрации Тобольского учебно-воспитательного комплекса N 1 в интересах Хамидуллина И.Я. за предоставлением ему вне очереди жилого помещения, граждане подлежали внеочередному обеспечению жилым помещением по окончании пребывания в государственном детском учреждении, где они находились на воспитании, если им не могла быть возвращена жилая площадь, откуда они выбыли в детское учреждение. Такое право сохранялось за ними как в последующей редакции данной нормы Закона, так и в п.2 ч.2 ст. 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, в редакции, действовавшей на момент рассмотрения дела судами первой и апелляционной инстанций.

Указывая в качестве основания отказа в иске то обстоятельство, что Хамидуллин И.Я. лично не обратился в органы местного самоуправления с заявлением о постановке на учет в качестве нуждающегося в обеспечении жилым помещением, суд апелляционной инстанции не учел, что в соответствии с положениями ст. 127 Кодекса о браке и семье РСФСР, действовавшего на момент обращения администрации <…> учебно-воспитательного комплекса N <…> в интересах Хамидуллина И.Я. в орган местного самоуправления Ярковского района, на администрацию учреждений, в которых полностью осуществлялось воспитание находившихся там детей, возлагалось выполнение обязанностей опекунов и попечителей в отношении этих подопечных»

Дальнейшая судебная практика, идет по пути вышеуказанного определения Верховного суда (по крайней мере ни одного решения, противоположного вышеуказанному, после 2013г автору настоящей статьи найти не удалось).

Примеры решений нижестоящих судов, в которых изложена схожая правовая позиция: Апелляционное определение Московского городского суда от 6 марта 2018 г. по делу N 33-7359, Апелляционное определение Московского городского суда от 16 июля 2015 г. по делу N 33-25199/15, Апелляционное определение Белгородского областного суда от 11 декабря 2012г по делу N 33-4071, Постановление президиума Тверского областного суда от 27 сентября 2010 г. по делу N 44-г-81, Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 19 июля 2017 г. по делу N 33-5144/2017.

Из вышеуказанного следует, что в случае если, на основании соответствующего заявления опекуна либо органа опеки, или иного уполномоченного органа, ребенок-сирота в возрасте до 23 лет был поставлен на учет как лицо из числа детей-сирот, нуждающаяся в жилом помещении, то он сохранил право на его получение, а значит жилье сироте после 23 лет предоставить обязаны.

Специалисты Центра бухгалтерской и юридической помощи Спектр помогут детям-сиротам и лицам из их числа отстоять в суде их право на жилое помещение.

+7 (473) 232-32-32

cbuspektr@mail.ru

Отправляя сообщения на любой из указанных контактов, отправитель принимает условия соглашения о хранении и обработке персональных данных.

© ЦБЮ «Спектр» 2015-2020 г. Бухгалтерская и юридическая помощь. г. Воронеж, ул. Варейкиса, д. 51

Отправляя сообщения на любой из указанных контактов, отправитель принимает условия соглашения о хранении и обработке персональных данных.

© ЦБЮ «Спектр» 2015-2020 г.